:ДИСКУССИИ

Интервью со мной

 

Цели модернизации образования как проблема. Интервью А.В.Хуторского газете "1 сентября", 10 ноября 2003 г.

Институту общего среднего образования РАО официально поручено научно-методическое сопровождение идущей по всей стране модернизации школы. Но в проектах Минобразования ученые пока действуют лишь как частные лица...

Институт общего среднего образования РАО (ИОСО РАО) – один из ведущих академических институтов России, занимающихся проблемами школы на всех ступенях обучения. Ученые ИОСО РАО участвуют в мониторинге результатов эксперимента по модернизации структуры и содержания общего среднего образования, а также в разработке контрольно-измерительных материалов для ЕГЭ. Однако изначально ни одно из направлений модернизации не получило серьезного научного обоснования. Об этой проблеме говорит заместитель директора Института, доктор педагогических наук Андрей Хуторской:

– Системность и целостность процесса модернизации российской школы зависит от того, насколько его организаторы представляют себе, во-первых, цели, на которые работает существующая система образования, во-вторых, цели, к реализации которых необходимо перейти. Если этого – первых и вторых целей – не обозначить, то можно долго заниматься преобразованием частностей, которое не изменит системы образования в целом. Отсутствие понимания целей модернизации , – пожалуй, главная из причин, по которым все широкомасштабные эксперименты оказываются, мягко говоря, недостаточно успешными.

Современный научный подход к формулированию образовательных целей, состоит, на наш взгляд, в том, чтобы давать описание цели через продукт, который должен быть получен в результате деятельности.

Приведу пример продуктивной цели на уровне младшего школьника. Образовательным продуктом при изучении темы “Таблица умножения” является сама таблица. Пусть ребенок научится ее рисовать, разберется, для чего нужны столбцы и строки, поймет, какой принцип систематизации чисел лежит в основе, составит свою таблицу. После этого ученик сможет сравнить свой продукт с таблицами одноклассников, с культурно-историческими аналогами. В результате он не только выучит таблицу умножения, но и освоит различные принципы построения числовых таблиц и, главное, научиться созидать знания, а не зубрить их готовыми.

Цели модернизации были бы более ясными, если бы задавались продуктивным образом, и позволили бы, в свою очередь, простроить остальные элементы системы образования: его структуру, содержание, технологию, контроль. К сожалению, в документах, которые должны регулировать ход модернизации, цели преобразований описываются привычным образом – в виде направлений деятельности. Что-то нужно “улучшить”, “развить”, “сформировать”. От цели остается лишь оболочка, педагогическая мечта, достижение которой невозможно ни обеспечить, ни проверить. В этом случае неудивительно, что появляются стандарты образования или контрольно-измерительные материалы для оценки качества учебных достижений учащихся, совершенно не связанные с заявленными целями. Я приведу конкретный пример. В “Концепции модернизации российского образования до 2010 года” в качестве одного из приоритетов названо личностно ориентированное обучение. Но если мы попробуем оценить с точки зрения этой цели Единый государственный экзамен, то выяснится, что он ей прямо противоположен! В погоне за объективностью и единообразием ЕГЭ отодвигает от образования его основных субъектов - ученика и учителя.

Тем не менее, модернизация идет, а значит, реализует чьи-то цели. Чьи? Из нескольких потенциальных заказчиков образования (государство, общество, ребенок, родители, учитель, школа, регион) самым сильным игроком оказывается именно государство. Сегодня существует административный, политический, экономический заказ на введение того же ЕГЭ, но отсутствует его научно-педагогическое основание.

Я задавал вопрос нашему ведущему специалисту, заведующей Центром оценки качества образования Галине Ковалевой: какую часть общеобразовательной подготовки школьника проверяет или должен проверять ЕГЭ? Всю или только часть? Ответ был, что пытаются охватить всё. На мой взгляд, правильнее было бы, во-первых, поставить задачу разработать целостную систему контроля результатов средней школы. Во-вторых, определить, какое место в рамках этой системы занимает ЕГЭ. Однако эта работа не ведется. То, что делается сейчас – разработка КИМов, технологии проведения и проверки результатов экзамена, его финансирования, – должно было основываться на заранее разработанной концепции. В науке обучения есть множество форм образовательного контроля – зачеты, коллоквиумы, защиты творческих работ, взаимоопросы, самопроверки, контрольные работы. У нас же чрезмерно гиперболизированной оказалась форма экзамена, что не обосновано ни педагогически, ни психологически.

Другое противоречие, возникшее из-за отсутствия целеполагающей основы – это противоречие между стандартами и единым экзаменом с одной стороны, и профильным обучением с другой. Как может быть единым разное? Внутри самой концепции профильного обучения есть нестыковки между целями и предполагаемой технологией введения такого обучения. Да и весь широкомасштабный эксперимент почему-то назван "совершенствованием структуры и содержания образования". Что, другие элементы системы образования "совершенствоваться" при этом не будут? Согласно принципу системности изменение любого элемента системы влечет за собой изменение других. Что, как и в каком направлении должно меняться? Об этом в официальных документах ничего не говорится. Методологическая канва глобальных преобразований не разработана.

В стране есть и люди, и научные коллективы, которые могли бы взяться за решение методологических проблем модернизации. Прежде всего, это эксперты уровня Юрия Громыко или коллективы наших академических институтов, к которым, несомненно, относится и ИОСО РАО. Однако министерству пока не удается правильно организовать с ними взаимодействие. Например, наши сотрудники часто приглашаются во временные научно-исследовательские коллективы в роли частных специалистов, но институт, как организация, подведомственная Министерству науки, не имеет права участвовать в конкурсах научно-исследовательских работ по научной отраслевой программе “Научно-методическое обеспечение функционирования и модернизации системы образования”, которые ежегодно организуются Министерством образования. Это приводит к потере преимуществ коллективной работы и слабому научному обоснованию планируемых преобразований.

---

Поделитесь своими впечатлениями прямо сейчас в форуме.


 


© А.В.Хуторской, 1997—2011

Подпишитесь на мою рассылку:




Ответьте на пришедшее вам письмо

A.В.Хуторской. Интервью со мной. Дистанционный смотритель

:ДИСКУССИИ

Интервью со мной

 

Цели модернизации образования как проблема. Интервью А.В.Хуторского газете "1 сентября", 10 ноября 2003 г.

Институту общего среднего образования РАО официально поручено научно-методическое сопровождение идущей по всей стране модернизации школы. Но в проектах Минобразования ученые пока действуют лишь как частные лица...

Институт общего среднего образования РАО (ИОСО РАО) – один из ведущих академических институтов России, занимающихся проблемами школы на всех ступенях обучения. Ученые ИОСО РАО участвуют в мониторинге результатов эксперимента по модернизации структуры и содержания общего среднего образования, а также в разработке контрольно-измерительных материалов для ЕГЭ. Однако изначально ни одно из направлений модернизации не получило серьезного научного обоснования. Об этой проблеме говорит заместитель директора Института, доктор педагогических наук Андрей Хуторской:

– Системность и целостность процесса модернизации российской школы зависит от того, насколько его организаторы представляют себе, во-первых, цели, на которые работает существующая система образования, во-вторых, цели, к реализации которых необходимо перейти. Если этого – первых и вторых целей – не обозначить, то можно долго заниматься преобразованием частностей, которое не изменит системы образования в целом. Отсутствие понимания целей модернизации , – пожалуй, главная из причин, по которым все широкомасштабные эксперименты оказываются, мягко говоря, недостаточно успешными.

Современный научный подход к формулированию образовательных целей, состоит, на наш взгляд, в том, чтобы давать описание цели через продукт, который должен быть получен в результате деятельности.

Приведу пример продуктивной цели на уровне младшего школьника. Образовательным продуктом при изучении темы “Таблица умножения” является сама таблица. Пусть ребенок научится ее рисовать, разберется, для чего нужны столбцы и строки, поймет, какой принцип систематизации чисел лежит в основе, составит свою таблицу. После этого ученик сможет сравнить свой продукт с таблицами одноклассников, с культурно-историческими аналогами. В результате он не только выучит таблицу умножения, но и освоит различные принципы построения числовых таблиц и, главное, научиться созидать знания, а не зубрить их готовыми.

Цели модернизации были бы более ясными, если бы задавались продуктивным образом, и позволили бы, в свою очередь, простроить остальные элементы системы образования: его структуру, содержание, технологию, контроль. К сожалению, в документах, которые должны регулировать ход модернизации, цели преобразований описываются привычным образом – в виде направлений деятельности. Что-то нужно “улучшить”, “развить”, “сформировать”. От цели остается лишь оболочка, педагогическая мечта, достижение которой невозможно ни обеспечить, ни проверить. В этом случае неудивительно, что появляются стандарты образования или контрольно-измерительные материалы для оценки качества учебных достижений учащихся, совершенно не связанные с заявленными целями. Я приведу конкретный пример. В “Концепции модернизации российского образования до 2010 года” в качестве одного из приоритетов названо личностно ориентированное обучение. Но если мы попробуем оценить с точки зрения этой цели Единый государственный экзамен, то выяснится, что он ей прямо противоположен! В погоне за объективностью и единообразием ЕГЭ отодвигает от образования его основных субъектов - ученика и учителя.

Тем не менее, модернизация идет, а значит, реализует чьи-то цели. Чьи? Из нескольких потенциальных заказчиков образования (государство, общество, ребенок, родители, учитель, школа, регион) самым сильным игроком оказывается именно государство. Сегодня существует административный, политический, экономический заказ на введение того же ЕГЭ, но отсутствует его научно-педагогическое основание.

Я задавал вопрос нашему ведущему специалисту, заведующей Центром оценки качества образования Галине Ковалевой: какую часть общеобразовательной подготовки школьника проверяет или должен проверять ЕГЭ? Всю или только часть? Ответ был, что пытаются охватить всё. На мой взгляд, правильнее было бы, во-первых, поставить задачу разработать целостную систему контроля результатов средней школы. Во-вторых, определить, какое место в рамках этой системы занимает ЕГЭ. Однако эта работа не ведется. То, что делается сейчас – разработка КИМов, технологии проведения и проверки результатов экзамена, его финансирования, – должно было основываться на заранее разработанной концепции. В науке обучения есть множество форм образовательного контроля – зачеты, коллоквиумы, защиты творческих работ, взаимоопросы, самопроверки, контрольные работы. У нас же чрезмерно гиперболизированной оказалась форма экзамена, что не обосновано ни педагогически, ни психологически.

Другое противоречие, возникшее из-за отсутствия целеполагающей основы – это противоречие между стандартами и единым экзаменом с одной стороны, и профильным обучением с другой. Как может быть единым разное? Внутри самой концепции профильного обучения есть нестыковки между целями и предполагаемой технологией введения такого обучения. Да и весь широкомасштабный эксперимент почему-то назван "совершенствованием структуры и содержания образования". Что, другие элементы системы образования "совершенствоваться" при этом не будут? Согласно принципу системности изменение любого элемента системы влечет за собой изменение других. Что, как и в каком направлении должно меняться? Об этом в официальных документах ничего не говорится. Методологическая канва глобальных преобразований не разработана.

В стране есть и люди, и научные коллективы, которые могли бы взяться за решение методологических проблем модернизации. Прежде всего, это эксперты уровня Юрия Громыко или коллективы наших академических институтов, к которым, несомненно, относится и ИОСО РАО. Однако министерству пока не удается правильно организовать с ними взаимодействие. Например, наши сотрудники часто приглашаются во временные научно-исследовательские коллективы в роли частных специалистов, но институт, как организация, подведомственная Министерству науки, не имеет права участвовать в конкурсах научно-исследовательских работ по научной отраслевой программе “Научно-методическое обеспечение функционирования и модернизации системы образования”, которые ежегодно организуются Министерством образования. Это приводит к потере преимуществ коллективной работы и слабому научному обоснованию планируемых преобразований.

---

Поделитесь своими впечатлениями прямо сейчас в форуме.


 


© А.В.Хуторской, 1997—2016

Подпишитесь на мою рассылку:




Ответьте на пришедшее вам письмо