: ХРОНИКА БЫТИЯ

Должны ли школы быть восприимчивы к инновациям?

 
 

01.02.2012 г.

Что можно делать с инновациями?
 

Инновации можно изучать.

Инновации можно внедрять. 

Инновации можно разрабатывать.

Инновации можно выявлять, развивать, исследовать, анализировать, проектировать, заказывать, распространять, воспринимать, не воспринимать, ругать, хвалить, платить за них деньги, получать за них деньги, получать деньги за изучение, обсуждение и исследование инноваций, защищать по ним диссертации, получать за них премии, звания, должности, давать за них премии, звания, должности. И ещё много чего можно делать с инновациями, особенно если это инновации в образовании.

Какими бывают инновации в образовании?
 

Инновации в образовании могут быть локальными и глобальными, инициативными и административными, частичными и радикальными,  спонтанными и плановыми,  массовыми и единичными, эволюционными и революционными, полезными и вредными, а также многими другими (см., например, типы педагогических нововведений в моей книге Педагогическая инноватика, с. 40-48).
 

Вчера на заседании Бюро отделения философии образования и теоретической педагогики РАО обсуждался доклад Л.А.Харисовой, д.п.н., проф., зав. лабораторией ФГНУ ИнИДО РАО (под не слишком благозвучной аббревиатурой скрывается название Института инновационной деятельности в образовании).


Выступление Людмилы Алексеевны было посвящено восприимчивости школ к новым педагогическим разработкам. Исследование, о котором был доклад, осуществлялось, как написано в тезисах доклада, в два этапа: "Первый призван был дать картину состояния восприимчивости школ к новым педагогическим разработкам и выявить актуальные проблемы. На втором этапе исследования необходимо было ответить на вопрос: "Что и как делать, чтобы повысить восприимчивость школ?"

 

Если с задачей первого этапа вполне можно согласиться, получить картину ситуации, даже только в части восприимчивости к инновациям, всегда полезно. И для школ, и для исследователей.

 

Но откуда был взят вопрос, поставленный для второго этапа, совершенно непонятно: "Что и как делать, чтобы повысить восприимчивость школ?"  Почему надо эту восприимчивость повышать? Восприимчивость к чему? К любым инновациям? А если инновация вредная? А такие есть сегодня и бывали раньше. Если, выражаясь медицинским языком, вредную инновацию считать инфекцией, то получается, что исследователи Института инноваций занимаются повышением восприимчивости к инфекциям.

 

Таким образом, восприимчивость к новому нельзя рассматривать обобщенно, вне зависимости от типа или качества новшества. К одним новшествам школа может быть восприимчива, к другим - наоборот, вырабатывать имуннитет.

 

Кроме того, что значит восприимчивость школы к новшествам? Это чья именно восприимчивость? Директора? Или зам. директора? Или учителей, которых вообще невозможно свести к какому-то обобщенному портрету? Я уж не говорю об учениках. Я задал докладчику вопрос: Изучали ли вы в своём исследовании позиции разных учителей по отношению к новшествам? Ведь уже из классической инноватики известно, что в любом коллективе есть новаторы, консерваторы, умеренные новаторы и консерваторы и т.п. Такой дифференциации в исследовании не проводилось. Измерялась, так сказать, средняя температура всех пациентов больницы.

 

Есть известный афоризм: "Чем общее, тем пустее". Если исследование не доходит до конкретных учителей, учеников, школьных администраторов, то его результаты слишком пусты, чтобы использовать их для помощи этим людям. А если это не нужно людям, то не нужно и всей школе (которая и состоит прежде всего из учеников и учителей, а не из стен, учебных предметов, оборудования и новшеств). Тогда кому нужны такие исследования? Самим исследователям? Тогда именно они являются заказчиками таких исследований. Если они заказчики, то должны и платить за свой заказ. В реальности же получается, что они наоборот, получают за свои исследования зарплату (хотя и довольно скромную) из бюджетных средств, которые формируются из налогов родителей учеников, зарплаты учителей и др.

 

Главной задачей в исследовании названо повышение качества образования в школах. С точки зрения этой задачи предмет исследования определён ошибочно: "восприимчивость школ к новым педагогическим разработкам". Выделяя только одну восприимчивость из всего комплекса характеристик инновационной деятельности (чувствительность к проблемам, восприимчивость к новшествам, внедренческий потенциал, креативность и т.п.), невозможно добиться повышения качества образования, ради которого задумано всё исследование.

 

"Нажимая" на восприимчивость безотносительно к остальным функциям новшеств, а также не учитывая свойств и параметров самого образовательного учреждения, добиться улучшений невозможно. Можно наоборот, навредить школе, ослабить её иммунитет перед внешней "заразой".

 

Какие именно новшества следует считать вредными и заразными, отдельный вопрос. Хотелось бы чтобы Институт инноваций разработал способы диагностики подобных новшеств. А в том, что за последние годы школам предлагались различные вредные для неё новшества, прекрасно знают и учёные и педагоги. Достаточно вспомнить попытку форсированного перехода к 12-летке, да и нынешний ЕГЭ, который министерским "инноваторам" удалось провести через Думу - всё это примеры инновационной заразы.

 

Поэтому, наоборот, хорошо то, что многие школы научились сопротивляться чужеродным для них требованиям. И не допускают эти новшества до сути происходящего, а просто сдают нужные отчёты. Можно сказать, что это как раз тот случай, когда отчуждение деятельности от того, что для неё декларируется, оказывается полезным.

 

Позиция обсуждаемого исследования состоит в том, что Институт инноваций выполняет заказ внешних заказчиков - обеспечить вторжение в школы всего, что им будет предложено. Именно для этого обеспечивается повышение восприимчивости к новому.

 

Почему новшества обязательно нужно брать со стороны? Разве школа не может сама быть источником нового, меняться, развиваться? Считаю, что это и есть главная цель школы по отношению к инновациям: развитие образовательного, инновационно-образовательного процесса, а, значит, и каждого ученика, педагога, всей школы в целом. То есть именно школа должна быть заказчиком и одновременно реализатором инноваций, причём тех и только тех, которые выращиваются в самой школе!  Внешние новшества могут выступать технологическим образцом, катализатором, материалами, средой, но никогда не тем, что обязательно должно быть перенесено на иную почву, "наложено" на всегда уникальный образовательный процесс.

 

 

 

 

 

В ходе обсуждения докладчик отказала учителям в возможности самим разрабатывать свои инновации. Обосновала это тем, что многие учителя и к уроку-то не могут качественно подготовиться, не владеют многими дидактическими и методическими знаниями. А одной из причин слабой восприимчивость к новшествам назвала слабую информированность учителей и руководителей.

 

С этим я не согласен. Мой личный опыт многократно подтверждал, что даже студент педвуза, не имеющий ещё диплома педагога, способен разработать и осуществить педагогическое новшество. Степень новизны его новшества может быть различна, т.е. оно может быть субъективно новое для него. Но то, что толковые студенты во время педпрактики реализовывали новшества более успешно, чем зрелые педагоги, это факты, причём описанные в наших книгах. 

Я задал вопрос докладчику: были ли в ходе исследования обнаружены новшества, которые школы или отдельные педагоги разработали сами или внедряли по своей инициативе? В  ответ был приведён пример, что в одной из школ педагоги хотели внедрить систему Норбекова. Но исследователи объяснили школе, что эта система не подходит под научные критерии и учителя, якобы согласились. Хотя я, например, считаю, что как раз у М.Норбекова, имеющего, кстати, и научные степени,  разработана такая система, которая не просто внедряет себя, а позволяет высвободить и развить имеющийся у человека потенциал.

 

И последний момент. Можно спорить о том, нужно ли делать школы восприимчивыми к новшествам или нет. Но есть один простой критерий истины, который разделяет заказчиков и исполнителей.

 

С экономической, да и исследовательской точки зрения, заказчиками педагогических исследований должны быть именно школы, в лице их учеников, учителей, руководителей. Сейчас идёт планирование дальнейшей работы академических институтов. Я бы посоветовал сотрудникам ИнИДО РАО не составлять планы, нужные только им, а изучать для этого потребности адресатов. И если какая-нибудь школа громко заявит: Хотим повысить свою восприимчивость педагогическим новшествам! - Вот тогда и только тогда включить в планы Института такую тему. И вести её только для этой школы. Причём, по правильному эта школа должна будет ещё и оплачивать свой заказ Институту.

 

Если Институту инновационной деятельности в образовании удастся получить и выполнить такой заказ, тогда и только тогда полученные результаты будут интересны не только их авторам, а будут действительно полезны для школ.

 

--

Для ссылок:

Хуторской А.В.
Должны ли школы быть восприимчивы к инновациям? [Электронный ресурс] // А.В.Хуторской. Персональный сайт – Хроника бытия; 04.02.2012 г. – http://khutorskoy.ru/be/2012/0201/index.htm

---

Поделитесь своими впечатлениями прямо сейчас в моём ЖЖ или на форуме.

 

 

 

Отклик В.С.Лазарева, директора ФГНУ ИнИДО РАО:

 

05.02.2012 8:52, Лазарев Валерий пишет:

> Андрей Владимирович! Я посмотрел Ваш комментарий к докладу Л.А. Харисовой. К сожалению, как в большинстве случаев, Вы демонстрируете свои проблемы с методологией. С Вашим эмпирическим типом мышления и неудержимой тягой к пиару, Вы не можете на какой-то серьезный диалог с Вами. Мне он не интересен, т.к. не может быть продуктивным. В.С. Лазарев
>


05.02.2012 13:48, Andrey Khutorskoy пишет:

Уважаемый Валерий Семёнович!

Благодарю вас за отклик.
Вы правы, каждый человек демонстрирует своё. Я бы тоже мог сказать, что
вы, например, демонстрируете свои диалоговые компетенции, точнее, их
отсутствие. Но на таком уровне обсуждение действительно непродуктивно.

Гораздо серьёзнее то, что вы, а вслед за вами и сотрудники вашего
института демонстрируете пренебрежение действительными нуждами школ и
занимаетесь самоудовлетворением своего "теоретического мышления".

В ваших исследованиях нет людей, нет человека. Ученики и учителя у вас
обобщены до уровня моделей и вы не замечаете ни Иванова, ни Петрова, ни
Сидорова. Кстати, вы не заметили и моего отчества, я Викторович, а не
Владимирович. Людям с "теоретическим мышлением" это всё равно. Но это не
может быть всё равно тем, кто работает в образовании.

В моих комментариях к докладу не только пиар и эмпирика. Там
сформулированы конкретные критические тезисы по отношению к проводимому
в вашем институте исследованию:

1. Предмет исследования не соответствует поставленной задаче.
2. Задача поставлена без её обоснования.
3. Восприимчивость к инновациям исследуется безотносительно к их типам.
4. Восприимчивость к инновациям исследуется безотносительно к субъектам
деятельности.
5. Восприимчивость к инновациям исследуется в отрыве от других
характеристик инноваций. А выводы делаются по отношению к инновациям в
целом.

С уважением,
Андрей Викторович Хуторской,
докт. пед. наук, чл.-корр. РАО

 

 


© А.В.Хуторской, 1997—2016