: ХРОНИКА БЫТИЯ

Есть ли у нас научные школы?

 
 

26.06.2007 г.

Что такое научная школа в педагогике и каковы её признаки.

Несколько лет назад руководство Российской академии образования предложило подведомственным научным институтам представить данные, какие у них имеются научные школы. В другое время с аналогичным запросом к своим вузам обратилось министерство образования РФ. И те и другие институты подали данные. Получилось, что практически каждая лаборатория НИИ, где есть доктор наук, имеет свою научную школу. Учебные вузы тоже представили заявки, но не так много, например, МОПИ подало 15 заявок, из которых министерство утвердило 7.

Одно маленькое примечание. Основанием для упомянутых запросов был вопрос финансовый, т.е. заявители могли рассчитывать на финансовую поддержку.

Сегодня - 26 июня 2007 года - проблеме научных школ было посвящено расширенное заседание бюро Отделения философии образования и теоретической педагогики РАО. Обсуждались вопросы: что такое научная школа, каковы её признаки, критерии определения.

Главный вопрос с которого начал и которым закончил дискуссию академик-секретарь Отделения Г.Н.Филонов: "Есть ли у нас научные школы? Или их нет?". Дело в том, что грядущее финансирование РАО будет происходить с учётом наличия научных школ. Поэтому проблема научных школ снова стала актуальной.

В обсуждении приняли участие 13 человек. Приведу и прокомментирую некоторые прозвучавшие позиции.

Г.Н.Филонов назвал два типа научных школ: 1) уникальное явление, когда в сообществе крупных учёных возникает общность взглядов, идей, творческое сотрудничество и т.д.; 2) научная школа в локальном смысле, применительно к сложившемуся небольшому коллективу, который объединен сложившейся позицией.

Сразу хочу сказать, что, конечно, данная типология не полная. Например, тип школы как научное течение - это особый тип научной школы. Далее - дугой тип -  распределённая научная школа, например, школа человекосообразного образования, деятельность которой я с коллегами выстраиваю. Такая школа не ограничена территориальными рамками или одной организацией.

Каковы же индикаторы критерии, признаки научной школы? По мнению Георгия Николаевича, они таковы:

1. Системообразующая деятельность научного лидера: обеспечение приоритета исследований, финансовое и кадровое обеспечение.

2. Общность научных интересов представителей школы, научная значимость их разработок.

3. Признание научных результатов школы отечественными и зарубежными специалистами.

4. Привлечение талантливой научной молодежи к деятельности научной школы и регулярное проведение семинаров научной школы.

5. Наличие стабильной экспериментальной базы (для педагогических научных школ).

Перечисленные критерии, безусловно, характеризуют научную школу. Но я бы обратил внимание на отсутствие в этом перечне весьма важного критерия - наличия концепции, системы идей, вокруг которых осуществляется деятельность научной школы.

Данный критерий я сформулировал в виде вопроса Павлу Ивановичу Пидкасистому - известному учёному-педагогу. Он рассказал о своей научной школе, которая занималась проблемой формирования самостоятельности и творческой активности учащихся. Вопрос мой был такой: Какова часть ученых, которые защитили под вашим руководством кандидатские и докторские диссертации продолжили разрабатывать эту проблему - развитие самостоятельности учащихся? - "Примерно 15 человек из более чем 60 продолжают", - ответил Павел Иванович. - "Основная задача была подготовка научных кадров. Многие соискатели защищали диссертацию для того, чтобы остаться преподавателем в вузе, а не для последующей научной деятельности".

Итак, в данном случае, деятельность  по подготовке научных кадров была, но общая концептуальная основа не оказывалась для всех этих кадров общей.

На заседании выступили многие учёные: А.Я.Данилюк назвал научную школу мыслящим организмом, и если нет лидера, или его приемника, то и школы нет. Н.Х.Розов назвал научную школу довольно эфемерным понятием и обратил внимание, что многие великие ученые не имели научных школ. А.Н.Джуринский предложил формулу "научная школа = идея+учёный". В.П.Борисенков обратил внимание на многозначность критериев научных школ.

Приведу тезисно своё выступление на этом заседании.

"Я бы хотел обозначить актуальность проблемы научных школ. Вопрос состоит не в том, дадут или не дадут денег под те или иные образования, которые будут названы научными школами. Дело в том, что само условие развития науки определяется наличием школ. Форм научных школ, как и общеобразовательных школ может быть много. Может быть один ученый и один ученик, и это будет школой. И такая форма есть и будет ещё долго продолжаться. Есть коллективные формы научных школ, например, коллективы, работающие в одной организации. Есть и третьи формы.

Первый тип научной школы я бы назвал территориальной. Например, о такой школе говорил Павел Иванович Пидкасистый. Есть организация, в ней есть ученый-лидер, есть ученики, которые защищают у него диссертации. Но в этой школе возникает вопрос - являются ли эти ученики продолжателями той или иной концепции? Конечно, такое происходит не всегда, что очевидно и естественно для вузов. Но, цементирующим основанием научной школы должна быть система идей, т.е. концепция. Эта концепция может развиваться, меняться, трансформироваться, но она должна быть и сохраняться. И это один из ключевых признаков научной школы.

Поэтому, если говорить об определении научной школы, я бы сказал, что это система научного обучения специалистов, имеющая в своей основе определённую научную концепцию и ряд признаков, о которых, в частности, говорил Георгий Николаевич.

Второй тип научной школы - это школа "под идею". Этим идеям может быть совсем не 10, 20 или 30 лет, а даже тысячелетия. Такие научные школы имеют, на мой взгляд, совсем другой тип. Это школы - научные течения. Например, научная школа, к которой я себя относил и отношу, она в своей истории имеет тысячи лет, идущие от Сократа и древнегреческих учёных. Речь идёт о человекосообразном образовании, об образовании как образовывании, как рождении знаний в обучении, а не их передаче. Этой идее много лет и многие учёные вносили в неё на протяжении истории свой вклад. Я позиционируя себя по отношению к этому течению, и действительно считаю себя принадлежащим этой научной школе. Я не являюсь её основателем, но могу в меру своих сил принимать определённые организационные и научные действия по развитию этой научной школы. Например, мы создали распределённую научную школу, которая работает через Интернет. Т.е. те люди, которые участвуют в обсуждении научных проблем, подготовке сборников, защите диссертаций, они находятся в совершенно разных городах  и учреждениях, не принадлежат только одной организации. Как видите, получается распределение и по территории, и во времени. Т.е. данная научная школа и исторически достаточно длительна, и территориально не ограничена. Этот тип научной школы я хотел бы зафиксировать. Такая школа вполне возможна и есть определенные успехи её деятельности.

Что касается проблемы множества научных локальных школ, с которой столкнулись академия и министерство, то что здесь получается? Действительно, каждый ученый локально исследующий свою проблему, может считать себя представителем отдельной научной школы. Но на самом деле, если произвести систематизацию, классифицировать этих людей и их деятельность, то окажется, что они принадлежат ветвям других научных школ, которые они не называют и по ряду причин не замечают. Например, проблема самостоятельной работы учащихся - это не самостоятельное отдельное глобальное направление, это элемент - очень важный, я бы сказал - человекосообразный, и надо понять, на какой концептуальной идее строится эта деятельность. И тогда может получиться, что научных школ будет 3, 5, 10, а другие являются просто элементами этого древа, имеющего единые корни. Задача отыскания, выявления таких корней - это есть задача отыскания приоритетных научно-педагогических идей, формулирование их, и рассмотрение - есть ли там школа, которая работает над данным направлением, или нет. Ведь есть некоторые вещи корневые, которые очень мало разрабатываются. Например, та же эвристика занимает в образовании 3%. Но сама идея эвристического обучения, обучения через открытие, - революционна и сильно значима. И в то же время, в стандартах, учебниках, этой идее уделяется очень мало внимания.

Поэтому, если мы посмотрим, что же нужно человеку для его образования, для образования человечества, мы можем определить, что главное, а что второстепенное.  И, обнаружив, что тремя из пяти вопросов занимаются, допустим, 90% ученых, а 10% учёных занимаются всем остальным из перечня актуальных проблем. И с этим уже надо будет что-то делать.

Т.е. я хочу сказать, что научные школы - это инструмент развития науки и к ним относиться надо именно так. Есть альтернативное понимание научной школы - как нечто такого, что годами выверено, и о том, была или не была это научная школа, могут сказать только потомки третьего поколения. Это историческая, я бы сказал - отчужденная (архивная) позиция. Я считаю, что нам надо рассматривать научные школы как инструмент развития науки прежде всего, а не как воздание кому-то заслуг. Это инструмент технологический и при правильном к нему отношении можно значительно продвинуть развитие науки".


А.В.Хуторской

---

Поделитесь своими впечатлениями прямо сейчас в форуме.

 


© А.В.Хуторской, 1997—2016