:ДИСКУССИИ

Интервью со мной

 

«Дистанционное образование через интернет» - стенограмма семинара РОЦИТ, состоявшегося 28 декабря 2000 года в Центральном Экономико-Математическом Институте (ЦЭМИ), г.Москва

Открывает семинар Исполнительный директор РОЦИТ Джан Хан-Магомедов.

Дж. Хан-Магомедов:
Добрый день. Тема сегодняшнего семинара РОЦИТ «Дистанционное образование через интернет». Первый выступающий – Михаил Радченко (Лаборатория Цифрового Права) с докладом «Уроки-путешествия по контентным сетям».

М. Радченко:
Добрый день.
Общепринятая модель обучения основывается на определенных постулатах: предполагается, что все обучаемые примерно одинаковы, представляют собой «чистый лист» и не могут выбирать те направления обучения, которые им в данный момент интересны. Из такой модели обучаемого выводятся характеристики обучения: все обучаемые собираются в одно помещение и по какой-то программе обучаются. Контроль их знаний тоже унифицирован. Это экономически выгоднее. Однако неучет индивидуальных способностей, знаний и скорости обучения приводит к низкой эффективности обучения. Мы столкнулись с этой проблемой очень давно и с тех пор стараемся ее решить. Таким образом, выстроилась концепция, которая в процессе развития вышла далеко за предполагаемые изначально рамки и грани. Мы подвели под эту концепцию математическую базу, и получилась красивая теория. Сначала мы разработали другую модель обучаемого, предполагая, что он изначально обладает специальной базой, интересами, и в соответствии с этим он выбирает что-то из пространства учебного материала, который мы ему предлагаем. Таким образом, появилась и новая модель обучения – «контентные сети».

Я на примере объясню, как происходит работа с материалом в этой модели. Сначала наши сотрудники определяют, какие понятия есть в изучаемой области и как они связаны между собой. После построения модели этой области, она начинает наполняться более глубоким содержанием: исследованиями, монографиями и т.д. После этого начинается оцифровка полученной модели данной области знаний – строится контентная сеть. Например, в одной точке пространства концентрируются все определения какого-либо понятия, и производится их анализ. Часто в одной точке собираются разные мнения. В этом случае мы начинаем более подробно исследовать данную область.

Мы занимаемся построением таких моделей с 1997 года, и установили, что они дают гораздо более широкие возможности для обучаемого. Например, может быть выбран уровень обучения в данной области: от школьника до профессионала.

Это очень интересная технология, которая, я думаю, получит свое применение в будущем.

Б. Бурятин:
Сколько времени нужно для создания «предметной области»?

М. Радченко:
Около 4 человек в течение двух месяцев создают половину контентной сети «предметной области». К оцифрованной сети пользователи должны получать доступ через локальную сеть, но пока мы вынужденно используем CD-ROM.

Г. Рузайкин:
Правильно ли я понял, что в своем подходе к контенту вы продолжаете линию контекстной независимости? То есть индексирование вы проводите по сети, которая привязана только к предметной области.

М. Радченко:
Совершенно правильно.

А. Хуторской:
Мне очень близко направление, в котором вы работаете. В чем Вы считаете порочность практики планирования обучения?

М. Радченко:
Проблема в том, что когда вы пытаетесь контролировать процесс освоения кем-то какого-то объема знаний, это происходит очень субъективно, по каким-то опросникам. А когда обучаемый начинает работать с другими проблемами в этой области, у него возникает много трудностей. Нужно поддержать обучающегося, если он уже движется в каком-то направлении.

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо за интересный доклад. Я приглашаю Леонида Брусиловского (СЕТЬ-СЕРВИС) и его содокладчика Георгия Путилова с докладом «Дистанционное мультимедийное образование по инженерным специальностям СИТМО на базе терминала спутникового доступа в интернет SpeedCastTM».

Л. Брусиловский:
Здравствуйте. Я уже выступал ранее с докладами о системах спутникового доступа в интернет. Меня волновала проблема степени необходимости спутникового интернета. Сейчас мы предлагаем вам послушать доклад о системе дистанционного образования посредством спутникового интернета.
На базе факультета прикладной математики МИЭМа была разработана мультимедийная система дистанционного образования. Она содержит не только методики, но и массу практического материала. Но уже в Московской области возникает проблема с обеспечением широкополосного доступа. Спутниковый интернет стал необходимой частью для распространения системы дистанционного образования, которая позволяет использовать преимущества мультимедийных средств обучения. Мы работаем в системе SpeedCastTM.

Г.Путилов:
Мы создали нашу систему, так как хотели облегчить жизнь наших студентов. Нам необходимо было создать Учебно-методический комплекс в электронном виде. Постепенно мы поняли, что появляется информационно- образовательная среда. Ее элементом являются, например, конспекты лекций: текст и графики. Навигация является единой для всех лекций и предполагает переход на персоналии, законодательство, к разделам математики, библиотеке, а также возможность поиска и «вопроса преподавателю». Ссылки производятся на информационно- справочную базу, которая поддерживает дисциплинарное ядро - комплекс всех дисциплин учебного плана, представленный в виде гипертекста.
Другим элементом информационно-образовательной среды являются лабораторные работы. Кроме того, мы реализовали доступ к математическому пакету через интернет.
В настоящее время ведется реальный учебный процесс со школьниками ближайшего Подмосковья и наших подшефных школ, а также с русскоязычным населением Израиля. Спасибо.

К. Чачин:
Каким, на Ваш взгляд, должен быть канал у человека, который хочет получить образование с помощью вашего сервера?

Л. Брусиловский:
Мы можем обеспечить даже выход через сотовую связь.

К. Чачин:
А как вы принимаете экзамены через интернет, и как выдаются дипломы?

Г. Путилов:
У нас есть представители в Израиле. Ребята сами по электронной почте присылают нам свои ответы. Ведутся контрольные и экзамены под наблюдением преподавателя.

А. Шевченко:
Существуют 2 стратегии дистанционного обучения: либо на обеих сторонах канала сидят преподаватель и обучаемый и общаются в реальном времени, либо обучаемый взаимодействует с автоматом.

Л. Брусиловский:
Мы сейчас не обсуждаем технологии дистанционного обучения. Мы говорим о наполнении образовательных систем. Мы показали пример именно такого наполнения. Наша система хороша тем, что каждый преподаватель с минимальным уровнем подготовки в области информационных технологий способен подготовить курс. Мы используем стандартный инструментарий.

А. Артамонов:
Ваша система основана на учебнике или это информационно-образовательная среда?

Л. Брусиловский:
У нас есть единый гипертекст, примеры, упражнения, тестовые задания, виртуальные лабораторные работы и т.д. – весь комплекс, обеспечивающий процесс обучения. Это позволяет нам избегать повторов в изучении материала, но подробно освещать все необходимые учебные курсы.

В. Коржов:
Проводится ли заочное обучение российских школьников, и есть ли у них льготы для поступления в МИЭМ?

Г. Путилов:
Сейчас нет, но намечается.

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо за интересный доклад. Я приглашаю Андрея Хуторского (Центр дистанционного образования «Эйдос»).

А. Хуторской:
Добрый день. Тема моего доклада - «Дистанционная подготовка и переподготовка кадров». Я занимаюсь, в основном, школьным образованием и образованием педагогов и могу сказать, что в Россию дистанционное обучение пришло около 10 лет назад. Был российско-американский проект «Школьная электронная почта». Тогда основой образования была коммуникация. И до сих пор я остаюсь сторонником образования как деятельности. Поэтому всегда необходимо помнить, что образовательный комплекс должен быть всегда целостен и включать содержание, технологии, средства, систему контроля и оценки результатов. Сегодня же в образование приходят в основном технические специалисты – не педагоги – не отягощенные знаниями фундаментальных основ образования. Но необходимо помнить, что это все-таки образование, имеющее такую характеристику, как дистантность. Это существенное замечание.

Итак, уже в течение 10 лет продолжается проектирование форм дистанционного обучения. Нашу деятельность можно назвать «практически ориентированным исследованием». В прошлом году около 3 тыс. школьников приняло участие в дистанционных мероприятиях нашего центра (в основном – эвристических олимпиадах). Кроме того, у нас есть дистанционные курсы для учителей. Более подробную информацию об этом можно найти на нашем сайте.

Я хочу обозначить наши образовательные принципы. Один из них – принцип интеграции дистанционных, педагогических и телекоммуникационных технологий. Например, чат можно использовать для защиты научных работ, для организации групповой деятельности, обсуждения проведенных уроков и т.д. Следующий принцип – принцип продуктивной деятельности. На мой взгляд, человек получает образование только тогда, когда сам создает некоторый образовательный продукт. Еще один принцип - принцип коммуникации. Так, обучение – это комплексный процесс, включающий коммуникации разных людей на разных уровнях. Следующий принцип – принцип рефлексия: осознание полученного продукта и способов, которыми он был получен.

Например, недавно был проведен дистанционный конкурс «Учитель года». В нем принимало участие 70 учителей и 14 человек из оргкомитета. Было около 10 этапов. Этот конкурс носил научно-исследовательский характер. Мы не просто определяли победителя, а разрабатывали новые технологии и тут же их реализовывали и оценивали. Мы использовали в работе форумы, электронную почту, рассылки, ICQ. Основным результатом этого конкурса была модель дистанционно распределенного учебного заведения и ее техническое оснащение. Спасибо.

М. Пьяных:
То, что вы разрабатываете – это основной курс обучения или дополнительное образование?

А. Хуторской:
Большая часть дистанционных мероприятий сейчас относится к дополнительному образованию, но мы уже начинаем разрабатывать учебные программы, которые предполагали бы возможность их использования в очном учебном процессе.

А. Артамонов:
Планируется ли превратить то, что вы получили в результате конкурса, в законченный тиражируемый программный информационный продукт, для того чтобы учебные заведения могли применять его в своей деятельности?

А. Хуторской:
Это замечательная идея. У нас даже есть план разработки персонального образовательного центра – программной системы, которая была бы не для школы, а для каждого ученика. Но пока эта идея технически не решаема.

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо. Следующий докладчик – Вадим Лобов (ИДО МЭСИ), «Проблемы образовательного учреждения при использовании технологий ДО».

В. Лобов:
Добрый день. Проблемы дистанционных образовательных учреждений связаны с желанием руководства зарабатывать больше денег. При переводе образовательного учреждения в интернет следует уделить внимание функциональности сайта.
Виртуальное представительство учебного заведения – это полный программный комплекс, который дает обучаемому возможность поступить в учебное заведение, пройти учебный курс и получить диплом. Сегодня в России нет ни одного сервера, который давал бы возможность получить образование полностью в Сети. Функциональность западных сайтов гораздо выше, чем российских. Например, они используют чаты для общения студентов между собой и с преподавателями. Это дает возможность увеличить интерактивность обучения.
Для работы в ВУЗах необходима очень высокая автоматизация систем управления. Сейчас в МЭСИ дистанционное образование получает 60 тыс. студентов. При этом для ведения документации, учета, оценки финансовых поступлений необходимо использовать автоматизированные технологии. Особые трудности связаны с тем, что каждый студент выбирает удобный для него темп образования.
Одна из проблем, остающихся не до конца решенными – контроль знаний. Необходима хорошая тестовая система. Примером тут может быть сайт группы «МАХАОН», созданной при физическом факультете МГУ им.М.В.Ломоносова.
Самая большая проблема тестирования - идентификация студента. На практике обычно используется доверенное лицо. Есть разработки, касающиеся идентификации по отпечатку пальца и т.д., но пока они не применимы.
Существует проблема ДО в регионах в связи с их плохим техническим обеспечением. Мы решаем эту проблему двумя путями. Первый: создание территориальных пунктов доступа. У нас заключены договоры с учреждениями, имеющими доступ в интернет в 17 регионах. Второй: мы действуем через наших партнеров. Нам нужно иметь представительства в регионах, потому что нужно иметь контакт с администрацией. Сейчас у нас 200 партнеров. Можно провести три линии сравнения ДО с традиционным обучением. Более эффективной является система образования, в которой количество часов, потраченное на получение навыков, по сравнению с общим количеством часов, больше. Я считаю что наиболее преуспел в этом направлении МИЭМ. Помимо этого, нужно обеспечивать равномерную нагрузку на студента. И последнее: рентабельность обучения в Сети гораздо выше, чем у традиционного образования.
Таким образом, сегодня мы создали среду ДО. У нас проработаны вопросы взаимодействия с партнерами, со студентами, но во многом еще не решены вопросы нормативно-правового обеспечения ДО.
Спасибо.

А. Артамонов:
Сколько человек окончило Ваш институт и получило дипломы с помощью ДО?

В. Лобов:
Сейчас у нас обучается около 60 тыс. человек, а работу мы ведем на протяжении 4,5 лет. То есть окончили наш институт и получили дипломы уже около 10-20 тыс. человек.

А. Артамонов:
Кто лучше подготовлен: выпускник, обучавшийся по дистанционной технологии или по традиционной технологии?

В. Лобов:
Академия Открытого Образования сделала заявление, что знания в ДО получаются в 10 раз быстрее и в 4 раза качественнее. Это связано с тем, что дистанционно обучаются люди, которые хотят получить эти знания.

Г. Рузайкин:
Каков правовой статус специалиста, получившего ДО?

В. Лобов:
Раньше в дипломе такого специалиста написано, то же, что и у обычного выпускника нашего института. Однако последние полгода требуется указывать, что человек учился по форме «экстернат».

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо. Я приглашаю Бориса Васина (Диавер) с докладом «Требования к инструментальным программным средствам для организации дистанционного обучения».

Б. Васин:
Добрый день. До меня выступали представители учебных заведений, а я представляю компанию, которая занимается разработкой программного обеспечения. При этом для нас важно, кто является пользователями наших образовательных систем. Среди них есть учащиеся, преподаватели, методисты, аналитики, администрация учебных заведений, бухгалтерия. За каждого из этих пользователей необходимо было предусмотреть свои области рабочих мест и создать необходимые базы данных. В процессе нашей работы мы создали некоторый набор требований к составу инструментальных средств, которые мы хотели бы разработать. В первую очередь к нам обратились с вопросами, связанными с созданием методических и дидактических материалов - то есть создать среду, которая позволяла бы преподавателям интегрировать информацию, полученную из разных других сред. Кроме этого, нужно было создать инструментальные средства, которые позволяли бы предоставлять учащимся материал, подготовленный преподавателем, а также инструментальные средства навигации по этому материалу. Затем встала задача создания блока тестирования. Пока мы остановились на самом простом методе тестирования и поставили задачу в этом году сделать дополнительные методы тестирования.
В процессе внедрения нашей системы в некоторые центры возникла проблема создания блока анкетирования учащихся, проходящих обучение в данной среде. С помощью этого блока мы можем анализировать качество предоставления учебного материала, подготовленного преподавателем.
Кроме этого, возникла проблема ведения расписания. В этом году мы собираемся создать инструмент, позволяющий человеку, составляющему расписание, не делать ошибок в нем.
Также нас попросили создать систему ведения дневников учащихся и преподавателей, чтобы преподаватели знали, когда какой материал проверить или проработать. Помимо этого, была создана система управления учебным процессом: ведение журналов посещаемости, успеваемости и всех протоколов общения всех участников учебного процесса. Кроме этого, предполагается создать систему статистической обработки результатов. Теперь мы ждем, пока методисты правильно поставят нам задачу, чтобы на основе всех протоколов системы сделали правильную аналитику.
Мы создали среду общения между всеми участниками образовательного процесса: преподаватель-ученик, преподаватель-группа учеников, преподаватель- преподаватель, преподаватель-родитель ученика. Также мы поставили перед собой задачу создания средства доставки учебных материалов. Это может быть произведено с помощью кейса, чтобы не гонять в онлайне трафик учебного материала. Только некоторые вещи, например, тестирования, имеет смысл передавать через интернет.
В системе администрирования важно определить уровни доступа: кому, в какое время и какая информация может быть доступна. И нам хотелось бы создать доску объявлений, книжный магазин и организовать доступ к библиотечным ресурсам.
В процессе разработки возникла идея создания системы интегрирования информационных ресурсов, созданных в разных средах. В этой связи неплохо было бы иметь некоторый стандарт общения всех разработчиков систем, связанных с образованием, поскольку каждый информационный ресурс можно снабдить «паспортом информационного ресурса», содержащим информацию о том, кто, когда и на каких материалах создал данный ресурс, к каким предметным областям он относится, а также набор ключевых слов, позиционирующих данный ресурс. Хотелось бы, чтобы Министерство Образования обратило больше внимания на международный стандарт, который мы сейчас используем.
Спасибо.

А. Артамонов:
Насколько Ваша оболочка доступна для быстрого освоения преподавателями?

Б. Васин:
Преподаватель не будет изучать оболочку. Если он владеет Word, он освоит эту оболочку за 10 минут, поскольку она интегрирована в Microsoft Office.

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо за интересный доклад.


Вторая часть

Дж. Хан-Магомедов:
Прежде всего, мне хотелось бы задать участникам «круглого стола» следующий вопрос: Какие вы видите перспективы развития ДО в России? Хотелось бы обсудить вопросы психологии обучения, вопросы направления развития образования вообще и т.д.

Л. Брусиловский:
Я думаю, перспективы не вызывают вопросов. Хотелось бы остановиться на проблемах, возникающих при реальном внедрении ДО. Самая сложная проблема, с которой мы столкнулись – это создание курса. Преподаватели, как правило, не готовы к созданию дистанционных курсов, а не электронных учебников.

А. Хуторской:
Перспективы ДО мы видим в дистанционном тренинге для корпоративных клиентов, распределенных по территории нашей страны (например, Газпром), или массовых тренинговых курсах.

Б. Васин:
Еще одной сферой применения ДО я вижу систему подготовки и переподготовки кадров, особенно для кадровых агентств, и переподготовки военнослужащих, уходящих в запас.

В. Канаво:
Я думаю, что дистанционное образование будет развиваться в соответствии с реальными потребностями сегодняшнего образования. Основную ценность будут представлять люди: педагоги, администраторы и т.д., - а не базы данных. Будет важно не ДО, а само по себе качественное образование. И тут встает проблема индивидуализации образования. Реализация потребностей школьников и преподавателей и будет управлять дальнейшим развитием образования.

А. Новиков:
Наша компания начала интересоваться этим направлением с 1997 года, когда мы начали продвигать Direct PC, и мы для себя нашли 3 элемента: обучение (получение систематизированного набора знаний), образование (школьное, среднее или высшее – получение знаний и сертификата), повышение квалификации (корпоративная система знаний, когда дают более узко специализированные знания). По этим направлениям мы работали с западными компаниями, чтобы перенести этот стиль на нашу действительность. До сих пор положительного опыта нет, так как они не были заинтересованы в таком сотрудничестве. И мы сейчас очень надеемся на отечественный контент.

Дж. Хан-Магомедов:
Давайте обсудим проблему психологических аспектов ДО. Здесь есть, например, проблема отсутствия личного общения преподавателя и ученика. Качество такого образования выше, но не теряем ли мы в другом?

А. Хуторской:
Психологию взаимодействующих дистантно отражает понятие «виртуальность». Я не разделяю точку зрения, что в дистанционном обучении нет эмоций. Например, после чат-занятия участники говорят, что испытывают подъем, который никогда не испытывали после очного взаимодействия. Кроме того, в дистанционном обучении проявляются обычно те «нестандартные» люди, которые испытывают трудности в очном общении и поэтому «выпадают» из системы. Поэтому ДО – это колоссальная возможность реализации неординарных личностей.

Л. Брусиловский:
Дистанционное образование дает возможность огромному количеству людей получить образование. Оно не лишает возможности проявиться таланту человека, живущего вдали от крупных образовательных центров. Поэтому, несмотря на отсутствие живого общения, в ДО есть и большие «плюсы».

В. Коржов:
Мне кажется, что все сейчас говорят об обучении в ВУЗе. Но мне кажется, что более интересным и перспективным направлением является заочное обучение школьников. Чем ДО школьника отличается от ДО в ВУЗе?

Б. Васин:
Чтобы обучаться через интернет, надо быть высокоорганизованным человеком. По нашему опыту, около 40% обучаемых «исчезают», заплатив деньги, и не продолжают обучение. Я считаю, что здесь большую роль играет отсутствие прямого контакта.

В. Канаво:
По моему мнению, проблема общения в интернете, конечно, не стоит. Большое количество людей электронным способом общается даже лучше, чем непосредственно. А вот проблема «живого» преподавания, конечно, стоит. Не все курсы могут быть успешно модифицированы для ДО. Поэтому ДО подходит не для всех курсов. Но ДО позволяет обеспечить необходимое качество преподавания.

Б. Васин:
Я думаю, что если учащиеся не учатся, то это проблема системы, а не учащихся. Даже самые мотивированные школьники, обучавшиеся у нас, практически переставали учиться уже через 2 недели, потому что система «засушивала» мотивацию. В образовании есть категории, которыми нельзя пренебрегать, иначе оно перестает быть эффективным. И решать эти проблемы нужно путем изменения системы.

Дж. Хан-Магомедов:
А теперь давайте рассмотрим те же самые проблемы с точки зрения учителя, а не ученика. Есть проблемы и у преподавателя, например, отсутствие удобных систем, инструментов.

А. Хуторской:
Сейчас новые технологии изучают наиболее инициативные и энергичные люди, и это, на мой взгляд, очень хорошо, потому что если педагоги приходят в интернет, то это именно те люди, с которыми можно очень много сделать. Это сильные специалисты. А проблемы имеют именно психологические источники: преодоление учителем барьера использования технических средств в работе. Это тип менталитета. Сейчас есть школы, переходящие на электронный документооборот, но таких школ пока только единицы. Но благодаря энтузиастам их должно становиться больше. И в настоящее время надо тратить много сил и денег именно на подготовку именно этих энтузиастов, а завтра они приложат все силы к развитию этой сферы.

Л. Брусиловский:
Проблема учителей стоит не только у нас. Например, в 1998 году мы попытались войти в контакт с британской компанией «Space Academy» - системой ДО школьников. У них был замечательный сайт и обучающие программы на CD. Год мы с ними переписывались, а потом их сайт «пропал». Они не справились с этой задачей.

Дж. Хан-Магомедов:
Это действительно проблема поколений. Молодежь легче привыкает к новым технологиям, а нам мешают старые пережитки.

Б. Васин:
Мы столкнулись с проблемами, связанными с подготовкой учебного материала преподавателями. Они часто не могут структурировать даже тот материал, который они сами должны читать. Правильному методическому представлению материала тоже надо учить. Некоторые преподаватели, с которыми мне довелось работать, боятся подходить к компьютеру.

А. Новиков:
Я согласен с тем, что часто преподаватель не может изложить свой курс в электронном виде потому, что он боится компьютера. Кроме этого, далеко не все преподаватели способны создавать дистанционные курсы. Это своего рода талант.

А. Артамонов:
При создании наших дистанционных курсов мы тоже столкнулись с проблемами, связанными с неспособностью преподавателя создать дистанционный курс и огромным барьером между очным учебным процессом и дистанционным, который ему необходимо освоить. Кроме того, большой проблемой является то, что, когда преподаватель понимает, что уже созданный им курс очного обучения совершенно не подходит для дистанционного обучения, рядом нет человека, который бы мог ему помочь, что-то подсказать в этой ситуации.
В США эту проблему решили следующим образом. Из студентов собрали группу, которая не только обучалась у преподавателей, но и обучала их тому, что они умеют в технологической сфере.

А. Новиков:
Когда мы приступали к созданию информационно-образовательной среды, практически ни один из наших преподавателей не владел компьютерной технологией. Поэтому была составлена интернет- ориентированная программа (объем – 28 часов лекций и выпускная работа). Для решения наукоемких вопросов была создана институтская структура, в которой была сосредоточена техника и программисты (5-6 человек из числа студентов), которые работали с преподавателями при создании дистанционных курсов. Оказалось, что преподавателю и программисту очень трудно договориться между собой. Таким образом, курс был создан.

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо. Давайте обсудим, какие решенные и не решенные законодательные проблемы существуют в области ДО? Я имею в виду, например, легитимность диплома.

Б. Васин:
Я выскажусь по поводу проблемы интеллектуальной собственности. Этот вопрос очень интересовал преподавателей, составляющих курсы. Я считаю необходимым создание законодательной базы, связанной с защитой интеллектуальной собственности в ДО.

А. Хуторской:
Существует Закон об образовании, но термина «дистанционное обучение» там нет. Но ничто не запрещает вести ДО. Но педагоги, которые могли бы вести не только очные, но и дистанционные курсы, не могут этого делать в формальной среде. Этот вопрос ставится, но законодательно, на мой взгляд, он будет решаться еще долго.

Л. Брусиловский:
Насколько я знаю, МИЭМ дает диплом. Но как это делается, я не знаю.

В. Канаво:
А есть ли тут предмет для законодательного спора? Люди получают дипломы в разных университетах. Оцениваются их знания. Какая разница, как человек их получал?

А. Артамонов:
Большинство выступающих сегодня представляют государственный сектор образования. А вот я к ним не принадлежу. В нашей стране достаточно много негосударственных образовательных учреждений. Это лицензируемый вид деятельности, но в этой области практически ничего еще не сделано. Мы должны получить лицензию и аккредитацию. НО в настоящее время в Министерстве образования только приступили к выработке терминологии ДО.

В. Диарт:
В 1996 году я видел вариант системы ДО, распространенный в Европе. Он включал в себя лекции, самостоятельный доступ к электронной библиотеке и дистанционно организованная практика под руководством преподавателя. Это наилучшая система ДО, из всех, что я видел. Может быть не нет необходимости целиком переводить ДО в интернет? Тогда не придется сильно менять структуру курса.

Дж. Хан-Магомедов:
Я приглашаю всех участников «круглого стола» сделать заключительные заявления.

В. Канаво:
Я начал заниматься ДО еще около 20 лет назад – это была тема моей дипломной работы. Сейчас, через 20 лет, я с радостью вижу, что ДО развивается и появляется все больше заинтересованных в нем людей, которые занимаются развитием сферы ДО.

Б. Васин:
Я хочу еще раз повторить свою мысль о стандартизации. Я думаю, что надо создавать сертификационные центры не только по содержанию, но и по программному обеспечению, которое должно соответствовать системе открытого образования.

А. Хуторской:
Мне бы хотелось, чтобы не просто создавались средства ДО. Люди должны ими пользоваться и менять что-то внутри себя.

Л. Брусиловский:
Я получил огромное удовольствие от этого семинара, потому что реально существующая МИЭМовская система До была представлена такой публике и вызвала интерес со стороны присутствующих. Важно, что теперь она открыта публике, заинтересованной в этой системе. Большое спасибо РОЦИТу за семинар.

А. Новиков:
Мне бы хотелось, чтобы в российской части интернета появлялось все больше дистанционных ресурсов, соответствующих по уровню системе МИЭМа.

Дж. Хан-Магомедов:
Спасибо. На этом мы заканчиваем наш семинар. Спасибо всем участникам семинара. До новых встреч.

---

Поделитесь своими впечатлениями прямо сейчас в форуме.


 


© А.В.Хуторской, 1997—2016

Подпишитесь на мою рассылку:




Ответьте на пришедшее вам письмо